Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Юрий Лоза про Павла Забуруева

Не иначе как силой и угрозами мерзкий я заставил Юрия грязно пропиарить меня на радио. Но для достижения мирового господства не жалко ничего — цели оправдывают средства!!!

Полная версия интервью: http://radiomayak.ru/shows/show/id/58219/
Многое излагает весьма здраво, уверенно, с аргументами, с толком, с расстановкой. Большинству т. н. хейретов, как написали на одном ресурсе — «остается только гавкать на слона».

 

Что такое критика

Хотелось бы вновь продекларировать свои взгляды на то, что такое критика, зачем она нужна и чем она отличается от хамства.

Для начала как обычно определимся с терминами. В моем понимании критика — указание на объективные недостатки. Зачастую критика сопровождается примером того, как выглядит ситуация в отсутствие этих недостатков. Едешь с инструктором в машине, бросил сцепление неаккуратно и заглох. Инструктор говорит: «Вот ты бросаешь сцепление резко — у тебя двигатель с резко скакнувшей нагрузкой не справился и поэтому заглох». Это критика. Она очевидно объективна: ты заглох, а это не предусматривалось в качестве текущих задач. Заводишь машину, аккуратно отжимаешь сцепление, трогаешься, инструктор говорит: «А вот сейчас хорошо, видишь — сцепление не бросил и все в порядке». Это — пример ситуации без обсуждаемого недостатка. Пример тоже объективен: ты там заглох, а здесь — не заглох. Это факты.

Чем твой уровень выше, тем критика тоньше и касается все более мелких нюансов. Бросил сцепление, но газ на повышенных оборотах держал — машина дернулась вперед, но не заглохла. Вроде ведь едешь — а значит типа все хорошо. Но объективно, если ставилась задача спокойно поехать, а ты рванул вперед — вот объективный недостаток: неверный старт.

По мнению некоторых тут есть пространство для маневра: а вот типа я не согласен, что рванул вперед! Для особо упоротых можно в том числе измерить акселерометром ускорение и сказать, мол, вот давай до этих пределов оно будет правильным, а сверх их — уже неправильным в рамках текущих задач.

То есть критику всегда можно доказательно обосновать. Недотянул ноту в бенде? Да можно вплоть до того дойти, что измерить период волны этой ноты и сопоставить с таковой для правильно взятой ноты. Получатся цифры — они объективны. Разумеется, есть некие «допуска» — они для каждого человека будут разные, так как уровень развития слуха у всех разный. Однако даже здесь можно просто определить границы, в которых допустимо плавать и звук не вызывает негативных эмоций.

Многие путают критику с банальным проявлением невоспитанности. Все вот эти «а ваще немузыкально!» и подобное — это как раз оно и есть. Как доказать, что вот одно музыкально, а другое — нет? Очевидно, что если не оперировать некими понятиями из области гармонии, композиции и так далее, то это просто выражение собственного вкуса в виде некоей истины. Если кто-то говорит вам, что у вас техническое задротство, а не музыка — это говорит человек с отсутствием воспитания и скорее всего с серьезными проблемами с головой. Если говорить, что «вот тут и тут у тебя ноты не в кассу, потому что на эту гармонию они не ложатся и так далее» — это критика. Сказать «это не музыка ваще» — это просто высрать говно, которое находится в голове и по всей видимости заменяет мозг. В реальной жизни за это могут дать в дыню, но именно привыкши общаться виртуально, многие даже не понимают, что подобные вещи являются хамством и недопустимы в приличном общении.

Мне тоже многое не нравится. Поэтому я стараюсь говорить «мне не нравится». Там, где очевидны некие косяки — я говорю, что «здесь плохо», поскольку там можно легко все что нужно доказать. Ляпнуть идиотское мнение — ума не нужно.

У критики же есть одно великолепное свойство: она напрямую подсказывает вам, как стать лучше. Поэтому если кто-то вас критикует (именно критикует) — то нужно бегом записывать все это себе в блокнот, а потом работать. Человек вам бесплатно (скорее всего) рассказал, как сделать лучше, чем есть сейчас. Это — прямое подталкивание к прогрессу, нужно только им воспользоваться.

А вот похвалы действуют радикально иначе, и зачастую они оказывают абсолютно негативное влияние на деятельность человека, их получившего. Позже в одной из заметок я расскажу, как в свое время мощно напоролся на последствия похвалы и что пришлось потом сделать, дабы наверстать упущенное.

О преподавателях, или «сапожник без сапог»

Речь пойдет о неправдоподобном и даже, я бы сказал, вредном утверждении, охотно эксплуатируемом разными недобросовестными гражданами. «Преподаватель не должен уметь сам, главное — чтобы он умел научить другого». 

На мой взгляд, утверждение это неверно по следующим причинам. Первая: если человек не научился играть сам, то вполне возможно, что его методы и знания по получению результата просто не работают. Я уже не говорю о том, что только умея делать что-то самостоятельно и зная все происходящее на уровне ощущений, можно это передать ученику. Мне сложно представить, например, как можно научить человека играть ритмично, если сам ритмично играть не можешь, а стало быть не понимаешь до конца разницы между тем, что такое ровно и что такое неровно.

Вторая: если методика твоя в целом работоспособна, но сам при этом опять же играть не научился — скорее всего, человек просто не умеет ее применять. Как он может применить ее на своих учениках и достичь результата, если он не смог применить даже на себе самом — лично я понимать отказываюсь.

Третья: если методика точно также работоспособна, а сам играть не научился просто потому, что было лень — это значит, что скорее всего преподавать тебе будет точно так же лень. Преподавание — труд в разы более тяжелый, чем учиться самому, и если было лень сделать что-то более простое — сложно представить себе, как при этом можно заставить себя делать что-то гораздо более тяжелое. Это опять же не говоря о том, что подавляющее число ошибок у своих учеников человек не будет слышать, понимать и знать на уровне ощущений, что они из себя представляют и как их исправлять.

И если ты не умеешь играть, но при этом пытаешься этому учить — ты либо мошенник, либо просто дурак. Я, например, понятия не имею, как преподавать теорию — я и сам ее не знаю. Точно также я не знаю, как преподавать импровизацию (я еще тот импровизатор) или сольфеджио. Для этого должны быть соответствующие специалисты, отвечающие за данный участок. Я к ним не отношусь.

Это я все к чему: преподавание гитары скоро станет, или уже стало, таким же способом подхалтурить немного бабла, как таксовать :) У большинства преподавателей пафосные объявления: техника, динамика, постановка рук, ритмика, кач и драйв, звукозапись, сведение, сочинение, импровизация, фразировка и так далее.

Если ты преподаешь технику — где демонстрация твоей техники?

Если ты преподаешь динамику — где гитарные партии, в которых ты ее раскрываешь?

Если ты говоришь про ритмику — почему ты не можешь элементарно попасть в бочку?

Если ты говоришь про кач и драйв, которые напрямую проистекают из умения играть для начала ровно — где все то же попадание в бочку? Где контролируемое движение относительно барабанов?

Если ты преподаешь сочинение — где твои собственные композиции?

Если ты преподаешь импровизацию и фразировку — почему все твои партии состоят из пентатоники, смешанной со стандартными упражнениями?

Если ты преподаешь сведение и звукозапись — где твои композиции или хотя бы части их, которые ты сам сочинил, сыграл, записал и свел?

Я рекомендую задавать хотя бы самому себе эти вопросы каждый раз, когда вы читаете объявления. В большинстве случаев многие из них, если не все, будут без ответа. Берегите свое время и свои деньги.

Начало, часть 2: преподаватели

В начале 2000-х постепенно начала развиваться гитарная часть рунета. Стали появляться и заполняться сайты, на них появились люди, вместе с ростом благосостояния населения возросли и продажи гитар и оборудования. Именно через интернет я начал искать себе гитарного преподавателя, так как было решено форсировать свое развитие. На тот момент мне было 16-17 лет и мои родители, мягко говоря, не слишком хотели видеть меня музыкантом, однако в конечном итоге деваться было некуда, в институт я поступил, поэтому пошли навстречу и согласились поучаствовать в оплате услуг препода.

В те же годы набирало обороты имя Мэйлиана, чему немало способствовало развитие передового на тот момент сайта guitars.ru. Через много лет я буквально из первых рук узнал, как примерно все это обстояло, но на тот момент мне, как и многим другим, все казалось чем-то невероятным. В Москве живет буквально живая легенда, рассказы о работе в Европе, участие в трибьюте Беккеру и все такое. Интервью, записи, которые на тот момент тоже весьма впечатлили. Понятно, что и тогда были люди, играющие технично даже по сегодняшним меркам, однако мало кому о них было известно, а Юра прогремел на всю русскоязычную аудиторию.

Все это в целом подводилось к тому, что Мэйлиан объявил о преподавании, и я был один из тех, кто решил к нему обратиться. Однако судьба полна специфических шуток и на обучение к Юре я не попал. Отправив письмо о стоимости и условиях, я получил ответ, что плата за обучение составляет 85 долларов. Видимо, прочитал это письмо я невнимательно и решил, что 85 баксов за один урок — слишком круто. Нет, я готов был платить эти деньги, но у меня их просто не было. Несколько лет спустя выяснилось, что это была цена за месяц, однако именно моя невнимательность удержала меня от пополнения армии учеников Юры. Поэтому я решил найти преподавателя подешевле, и он был найден.

Михаил (фамилии я не знаю) жил и преподавал недалеко от меня, в районе метро Бабушкинская. Занятия проходили в подвале жилого дома, что в сочетании с волосатостью препода, самопальной наколкой Nasty Savage на тыльной стороне ладони, ажно японской гитарой Yamaha и комбиком Peavey (который был транзисторный, но со слов препода звучал «прям как ламповый») давало общей магии в происходящее. К тому же он перся от того же гитариста, что и я: это была эпоха моего увлечения игрой Марти Фридмана.

Для интересующихся, как и чему меня учили, расскажу. На первом занятии меня традиционно попросили что-нибудь сыграть — надо было «посмотреть на руки». Посмотрев примерно две секунды, препод сказал, что правая — нормально, а вот с левой надо что-то делать. Это что-то являло собой некую перестановку, сути которой я сейчас уже не вспомню. За все время обучения я узнал, что существует техника тэппинга пальцем правой руки и свип. Еще были попытки дать мне теорию — квинто-квартовый круг, лады и подобное, но судя по всему особыми успехами оно не увенчалось. Тем не менее, что-то мы разучивали, играли (иногда в две гитары, так как в его комбике было два входа) и в целом было просто прикольно. Тем более за 200 рублей.

На третье-четвертое занятие я почувствовал в подвале мощный выхлоп валерьянки. Оказалось, что Михаил с женой расходятся (для справки: на вид ему было не больше 25, а ей и вовсе не больше 20), а так как подвал принадлежит его теще, то его оттуда, собственно, выкидывают. Где теперь жить — непонятно, но преподавать он решил с выездом к ученикам. Без проблем, в каком-то смысле мне было даже удобнее, хотя теперь к рассказам про Фридмана, японский лад и экзотику, а также про суперстроящий флойд на его ямахе добавились еще рассказы о скитаниях по друзьям-знакомым с целью переночевать раз-другой, про новую квартиру в строящемся доме в Новокосино, где по понятным причинам жить пока нельзя, и про прочие прелести кочевой музыкантской жизни.

Игра Михаила при этом становилась все хуже и хуже, так как приходилось думать о том, как заработать на элементарную еду, вместо занятий на гитаре. Разгрузка вагонов несильно способствует развитию гитарной техники. Однажды он пришел на занятие под некими веществами, и не сумев ничего даже сыграть на гитаре, попросил 200 рублей в долг в счет следующего урока. Собственно, это занятие стало последним, так как стало очевидно, что преподаватель теперь играет хуже ученика. Больше я его не видел. Кстати, кто вдруг слышал о таком товарище — будет интересно, как сложилась его дальнейшая судьба. Отличительные черты см. выше.

Примерно в то же время состоялось мое окунание в гитарную жизнь страны: я поучаствовал и даже выиграл первый гитарный конкурс в интернете. Проводился он на все том же сайте guitars.ru, под патронажем Дмитрия Четвергова. Он считался и подавался сайтом как гуру и отец, который рано или поздно передаст эстафету гитаризма в руки юной поросли и молодой крови. Был объявлен конкурс, на котором под фонограмму Дмитрия надо было целиком сыграть кавер на Хендрикса — «Little Wing». Главным призом была гитара — самодельная, рук самого Четвергова. Без каких либо проблем записав свою работу, я отправил ее на конкурс и наступили томительные месяцы ожидания результатов. Каждый раз дата фурора откладывалась по тем или иным причинам, после чего взорвалась оглушительным финалом всей этой истории. Победитель был таки выбран, но по мнению Дмитрия сыграл он не так, как ему бы хотелось, поэтому гитару он решил оставить себе :) Как почтальон Печкин: у меня для вас гитара есть, только я вам ее не дам. Остальные сыграли еще хуже, и судя по всему общими результатами Дмитрий был несильно доволен.

Этот же конкурс был первым неким срачем вокруг моего имени. Хотя я высказался на форуме того сайта абсолютно нейтрально, в духе, мол, если Четвергов считает конкурс несостоявшимся — это его личное право, обсуждающие разделились на два лагеря. Первый лагерь говорил о том, что Четвергов — отец и маэстро и раз он так сказал, значит не просто так, и вообще. Второй лагерь считал, что раз объявлен победитель и за первое место должен быть приз — по понятиям неплохо было бы приз вручать. Наиболее радикально настроенные граждане называли Дмитрия нехорошими словами и призывали к недобрым действиям, с одновременными призывами к сборам пожертвований кто сколько сможет на приз победителю.

Но опять судьба исполнила небольшой, но интересный финт: запись с моей работой попала все тому же Мэйлиану через его ученика, также участвовавшего в конкурсе и которому я незадолго до оглашения результатов продал один из своих гитарных приборов. По словам ученика, Юра услышал запись, сказал что-то вроде «атомный человек» и что его ученику в таком случае ничего на конкурсе не светит. Мне, ясное дело, было безумно приятно получить ничем не ангажированный отзыв такого рода от человека, про которого многие тогда думали, что это не то что один из наших российских заслуженныэ маэстро гитары, а вообще — аж величина мирового уровня.

Собственно, через несколько месяцев я и познакомился с Юрой, приехав к нему пообщаться на тему пары технических моментов. С этим тоже связано интересное, так как слухами о том, дескать, Забуруев — ученик Мэйлиана, полнилась земля ровно с того момента. А на самом деле все было проще: я приехал показать Юре свип, так как внезапно для себя осознал, что по восходящей я арпеджио играю свипом, то есть медиатором, а вот по нисходящей — полностью все ноты выбиваю левой рукой. Консультация по этому вопросу заняла ровно пару минут, после чего Юра сказал: «ну, пошли кофе попьем».

С того момента с периодичностью примерно раз в полгода я заезжал к нему в гости, где мы сразу опять же шли на кухню и что-нибудь пили, и было интересно пообщаться на тему всего, начиная от музыки и наркомана Беттенкурта и заканчивая суперклея на подушечках пальцев у СРВ. Видимо, во многих учениках Юры умерли талантливые шпионы, так как впоследствии мелькание моей физиономии было воспринято чуть ли не как то, что Юра тайно где-то там на кухне готовит меня в свои флагманы. На деле же гитару в руки я там брал только тогда, когда сам Мэйлиан мне показывал инструменты, мол, зацени какая гитара приехала. Начинался бум перепродаж купленных на ибее гитар.

Один раз, испытывая трудности в освоении техники переменного штриха, я все же обратился к Юре, мол, возьми меня на пару месяцев, поправь проблемы. На что он ответил: не выпендривайся, все у тебя играется и я тебя не возьму даже за деньги. Однако все это не мешает особо одаренным гражданам утверждать, что все что знает Забуруев дал ему Мэйлиан. Ну, им-то виднее.

Собственно, преподавателей потом было еще два. Первый — Мкртич Суджян, который преподает в гнесинском училище на Ордынке, у которого я отзанимался целый три урока, и Игорь Бойко, с которым мы прозанимались целых 10-12 раз. Все остальное время приходилось заниматься самому, допирая до всего того, что осталось в голове впоследствии.

Многих интересует вопрос: а как же так? Доподлинно же известно, что если неправильно стоят руки, то ничему не научишься и можешь даже их переиграть/сломать/отвалится хер. Видимо, я об этом просто не знал, поэтому научиться все-таки смог. Действительно, научиться играть можно самому без всяких проблем. Но для этого должны быть соблюдены несколько условий, сама возможность соблюдения которых бывает далеко не у каждого в силу характера, особенностей мышления, уровня изначальной подготовленности и так далее. Слух, внимательность, упорность и даже упоротость, умение выстраивать четкие логические цепочки «ошибка — причина возникновения» — только все это, помноженное на жопочасы и на безумное для нынешнего восприятия количество лет, может дать результат. Придется наступить на все грабли, которые существуют, попробовать все, что существует и заниматься всем, чем возможно, и что-то из этого все же продвинет вперед. Но опять же только при наличии ряда качеств, умений и возможностей.

Преподаватель, если он преподаватель, наступил и изучил все грабли сам, чтобы сказать, на какие из них наступить тебе все равно придется, а какие можно обойти и как это сделать. Но если ты проходишь эту безусловно тяжелую дорогу сам, то у тебя (опять же при удачном стечении остоятельств и качеств, что тоже бывает далеко не всегда) остается серьезный опыт. Ты в красках и подробностях помнишь и через это отчетливо осознаешь, как каждые из этих граблей бьют по башке, и почему бьют именно так. Все становится испытано на себе лично, поэтому увидев какую-то ошибку у ученика, ты прекрасно знаешь, что это за ошибка, как она ощущается и почему происходит, а главное — как от нее избавиться. Ведь когда-то с ней же столкнулся и ты. Это называется опыт.

Собственно, потом этот опыт я решил реализовать как преподаватель, но об этом, равно как и о моей работе в разных коллективах — уже потом.

Начало

Обучение, уроки, технические вопросы и все такое стали в определенной степени центральными темами на моем сайте. В этом же разрезе мне бы хотелось немного рассказать о том, как начинал и как учился лично я.

Дело в том, что об этом меня спрашивают достаточно часто, причем как просто сторонние люди, так и мои студенты. Делал ли я все то, о чем пишу или говорю в видео? Какие упражнения я использовал? Как ставил руку и занимался техникой? Вот об этом, ну и о сопутствующих деталях я сейчас и расскажу.

Я начал играть примерно 15-16 лет назад, когда учился еще в 11 классе школы. Внезапно увидел по MTV какого-то мужика, который сидел с гитарой, наигрывал разные известные мелодии и риффы (в частности отчетливо помню, как он играл «Sweet Dreams»), а толпа почему-то очень перлась по этому действу. Буквально — мечта подростка: сидишь себе, тренькаешь на гитаре, а вокруг все аж тащатся.

Да, в те годы по МТВ показывали музыку. Вот увидев ее там, я внезапно начал делать то, о чем никогда даже не думал. Пропаганда и зомбирование в действии. Сейчас там показывают непонятно что, в этом непонятно чем непонятно кто занимается копанием в подростковых взаимоотношениях и прочей херней. Наверное, больше музыканты миру не нужны :)

Увидев такое, первым делом я пошел и взял отцовскую гитару и стал заниматься тем же самым. Не в смысле что все окружающие мощно перлись от происходящего, но внезапно осознав, что на выходе получаются какие-то даже звуки, тренькать стал значительно яростнее и больше.

Позже наступило осознание того, что есть некая жужжалка, которая заставляет гитару жужжать определенным образом. Немедленно был найден какой-то мелкий пультик, в который я и воткнул гитару. Это был микро-микшер Roland MX-5:

Волшебнейшей ручкой оказалась крутилка SENS, которая позволяла перегрузить внутренние убогонькие кишочки пультика, и в наушники он начал выдавать чарующие звуки божественного дисторшна.

На всем этом невероятном богатстве я постигал азы гитарного мастерства, а видя маниакальную страсть к данному занятию, мне таки помогли купить первый гитарный комбик под названием Fender Bullet Reverb.

Это великолепное творение за сотню-другую долларов издавало мерзостный (как сейчас бы он воспринялся) звук, но все это было ерундой, потому что он давал настоящий дисторшн. Настоящий, Карл! 

Со всем этим великолепием, а также впоследствии купив корейский мега-инструмент Ibanez, я провел достаточно длительное время. Подогревал интерес в том числе тот же самый телевизор, поскольку именно там показывали разных исполнителей, которые заставляли что-то подбирать и учить. Удивительно, но тогда по MTV можно было посмотреть целиком концерт Металлики с симфоническим оркестром. Оттуда же я узнал про разных артистов, начиная Мэрилином Мэнсоном и заканчивая Limp Bizkit.

Занимался я на гитаре очень просто. Услышал рифф, фразу и так далее — берешь и пробуешь сыграть. Ни о каких табулатурах я не знал, а музыкального образования у меня не было, поэтому про ноты я даже не думал. Пришлось действовать эмпирическим путем: искать на грифе то место, где нота звучит похоже на ту, которая звучит. Первое время я думал, что зажимать струну надо на металлическом ладу. В какой-то момент было совершено открытие: струна лучше звучит, если зажимать между этих ладов. О существовании видео-школ я также не знал, либо не думал об этом, так что все было предельно примитивно: бери и играй. И таки игралось.

В какой-то момент мою голову посетила гениальная идея: надо играть в группе. Гитарный интернет тогда едва-едва начинался, но уже тогда можно было найти там единомышленников и поиграть с ними. И они таки были найдены! Сначала было прослушивание. Два волосатых чувака приехали ко мне домой, посмотреть, как я играю. Я понарезал всякого, после чего официально был принят в группу. Близилась первая репетиция.

На репетиции я внезапно узнал, что, собственно, нас всего трое. Отцы-основатели решили найти басиста и обязательно второго гитариста, который ритм. Кто не знает — тогда соло-гитаристом назывался тот, который может хоть что-то наковырять, в то время как ритм-гитаристом являлся совсем бестолковый чувак. Как говорили: ничо, будешь ритмуху шпарить. Надо думать, что на бас ставили того, кто не в силах был освоить даже профессию ритм-гитариста. 

Потом выяснилось, что репетировать нечего, потому что материала нет, ни одной песни. Оказывается, репетиции предполагали как раз момент того, что все вместе вот соберутся и начнут выдавать на гора какие-то песни. Как нетрудно догадаться, особенно по отсутствию в моем послужном списке мультиплатиновых альбомов — песни почему-то не выдавались. Как правило, я наигрывал какие-то риффы, барабанщик пытался под это дело играть на барабанах, ну и всем остальным приходилось показывать, на каких ладах я все это играю. Тут оказалось страшное: барабанщик не умеет играть, от слова совсем. В принципе, ровно теми же качествами обладали и остальные участники проекта.

Осознание сего факта натолкнуло на мысль: а что, если наброски песен делать на компьютере, забивая барабаны и все остальные инструменты туда и раздавая всем участникам? Процесс мне был знаком лет с 7: первым зверем, с которым я разобрался, были какие-то здоровенные и ультрасовременные на тот момент клавиши со встроенным секвенсором. Потом еще одни, потом еще. Позже появился новый секвенсор фирмы Kawai, который обладал невиданными возможностями типа какого-то нереального количества треков, всяких модных квантизаций, автоматизаций и прочего. Мне было лет 8-9.

Потом как раз и появился компьютер — это был Atari ST1040.

Системный блок, он же клавиатура, в нем флоповод (молодежь-то поди и не знает, что это такое, объясняю: это дисковод для дискет, на каждую влезало около полутора мегабайт), черно-белый монитор и квадратная мышь. На двух дискетках с ним был кубейс — какая-то из самых первых версий. Помню, что жутко завидовал, увидев у одного отцовского знакомого такой же компьютер, но с цветным экраном, и на котором запускались игры (!), но на нашем ничего кроме кубейса делать было нельзя, приходилось играть в него. На нем же были заработаны первые деньги с музыки: отец делал кому-то чуть ли не сотню минусов на известные шлягеры для живой работы. Он отдал эту работу мне, а потом просто допилил сделанное мной напильником. Говорит, что было вполне неплохо сделано. Если бы мне надо было написать пафосное объявление об уроках, можно было выпендриваться, мол, «профессионально работаю с 10 лет». 

Собственно, можно считать, что лет с 9-10 я и работал в этой программе, так как от версии к версии принципы и сама суть программы не менялась. Поэтому весьма быстро я запилил несколько набросков, записал в них гитару и даже наиграл соло, которые являлись самым главным для меня на тот момент: очень хотелось мастерски играть быстрые штуки.

На репетициях выяснилось, что никто ничего сыграть не в состоянии. Официальной версией было «не успели выучить», я лично склонялся совсем к другой. Но автоматически возник вопрос: а зачем, собственно, эта группа нужна, если можно делать все самому, причем не то что не хуже, а намного лучше? Из группы я, как нетрудно догадаться, ушел. Некоторые наброски и их части у меня даже остались до сих пор:



Записывалось это все как раз с помощью того же комбика, точнее — с его выхода на наушники, который я догадался подключить ко входу звуковой карты. Так как звук оказался невероятно мерзким, то я случайно открыл для себя эквалайзер в кубейсе, крутя который можно хоть как-то привести звук к чему-то удобоваримому. Так я изобрел для себя какое-то подобие спикерэмуляции.

Кстати, очень часто мне пишут, типа, я вот живу в Мухосранске, у нас тут студий нет, магазинов больших нет, только один и там только несколько комбиков и пара корейских гитар, преподавателей у нас тоже нет, играть не с кем, поэтому вот у меня так плохо все получается. Нет, дорогая провинция — плохо у вас получается не потому, что вы там живете, а потому что провинция живет у вас в бошках. Я, кстати, тоже не особо москвич, а уж то, на чем писалось выложенное выше — оно может быть найдено в любой деревне в пределах часа езды, гарантированно. Но проще, конечно, не пыжиться и что-то делать, а убедить себя, мол, вот был бы в Москве, дали бы мне аппарат — я бы ваще всех порвал. А в это время правильные пацаны типа того же Ромы Бондаренко приезжают из этой провинции в Москву, и с корейскими ибанезами в руках, включенных в Behringer V-Amp, рвут всех на конкурсах.

К этому моменту я играл на гитаре примерно год. Примерно в то же время возник преподаватель гитары, но это отдельная душераздирающая история — о ней и о дальнейших событиях я расскажу в следующий раз.

Фальшивые респекты

Интересная мысль мне подумалась о столь, скажем так, специфическом, малочисленном и несильно заметном в мире сообществе, как сообщество музыкантов, в данном случае речь идет о сообществе гитаристов.

Как-то повелось, что у нас все друг друга уважают. Ну типа. В основном никто ни про кого публично ничего плохого не скажет, максимум — тактично промолчит. В итоге со стороны может сложиться ощущение, что все на самом деле хорошие. Кто от этого проигрывает? Да, дорогой читатель, именно так — именно ты.

Именно все те, кто идет к преподам-идиотам, страдают от попадания к таковым потому, что массово препод не обозначен идиотом. Внутри маленького уютненького кружка все знают, что человек — форменный кретин, но ведь не принято. Надо респекты сыпать или опять же тактично помалкивать.

Именно поэтому у нас может быть массово популярен абсолютный бездарь, играющий на гитаре на уровне побренчавшего металлику школьника, в то время как продвинутый, вкусный и действительно грамотный товарищ может быть известен единицам. Потому что даже те, к кому вроде как прислушиваются и кто имеет некий авторитет, предпочитают не называть вещи своими именами. Не принято. Хотя в кулуарах, то есть на кухнях, все эти же люди как минимум ухмыляются при упоминании этой фамилии. Но — не принято.

Многие спрашивают, мол, чего ж у нас нет своих сатрианей и доколе мы не догоним-перегоним омерику, почему у нас не развивается музыка и так далее. Вот в том числе из-за этого. Что как-то не принято.

И самое интересное, что ровно то же самое делаю и я. Прекрасно понимаю, что если я в открытую начну называть кривых — кривыми, то поклонники кривых немедленно закидают фекалиями с одной стороны, а вяло-нейтрально-респектирующие граждане поддержат, мол, ну что же он так, разве ж так можно, ну так уж не делается совсем, все в одной лодке и так далее.

Ну да ладно, подумалось мне все это совсем по иной причине. Я в очередной раз услышал про себя легенду. Мне эти легенды рассказывают те, кто так или иначе общается с людьми, например, с преподавателями, или даже случайно, покупая-продавая гитару, заводят разговор про меня, мои уроки и так далее.

Легенды были разнообразные. Например, один товарищ утверждал, что я заставляю учеников играть на струнах восьмого калибра. Другой рассказывал, что у меня запрещено играть что-либо кроме упражнений. Еще граждане рассказывали, что я чуть ли не с транспортиром сижу и вымеряю углы, развороты и прочее.

Наверняка из тех, кто меня читает, тоже слышали разное — мне будет очень интересно, что же это было. Напишите в комментариях, разумеется, без упоминания личности говорившего (если только не хотите этого сделать).

Есть такое выражение: сочиняйте про себя мифы — так становятся богами. А вот про меня сочиняют другие. Я походу бох :)

Offtopic. Спорт, семинары Станислава Линдовера

Не в тему гитары, однако многие знают о моем хобби в виде поднимания разных тяжелых снарядов. На некоторые аспекты данной тематики открыл для себя отличные материалы, которыми хотел бы поделиться.

Лично я не занимаюсь билдерством, да и смысла особого в этом не вижу: нарциссизмом не страдаю, а для мужчины считаю, что есть значительно более важные занятия, нежели рассматривать в зеркале, хорошо ли у него прокачен бицепс бедра. Естественно, речь о любительском формате: такие люди, как Станислав, зарабатывают этим деньги, и они обязаны всем этим заниматься. Но когда это является только хобби и поддержанием себя в тонусе, лично для меня предпочтительнее не казаться сильным, мощным и прям офигеть каким брутальным, а действительно быть сильнее, выносливее и так далее.

Разумеется, выглядишь при этом сильно лучше, чем пузатый водянистый мешок с ручками-веточками, но это далеко не главное. С другой стороны, такими вещами, как именно телостроительство, интересуюсь опять же на уровне хобби, читаю разное, смотрю всякое.

Не без удовольствия делюсь материалами, которые накопал относительно недавно и исследовал весьма плотно. Подавляющая часть действительно ценных знаний и опыта вложены человеком в четыре вебинара, еще две части одного семинара в некоторых моментах хорошо дополняют. Что приятно — человек говорит крайне грамотно, как с точки зрения самой подачи информации, так и касаемо просто ее анализа. Нет идиотизмов, нет истерии типа модненького кроссфита, всей вот этой ахинеи в духе «приседай, присед всему голова, лучшие друзья девушек это приседания» и так далее. Все весьма логично, здраво и крайне удобно для употребления. При серьезной вдумчивости восприятия — даже для новичков.

Кто интересуется темой — весьма рекомендую к просмотру. Сразу говорю: информации много, это не видео из серии «ща я вам покажу, как я треню плечи по средам». Я лично брал тетрадку и конспектировал, прослушивал каждый семинар по нескольку раз. Однако пользы для себя вынес вагон.

 

Вопросы и ответы: пишите здесь

Судя по вчерашнему голосованию, абсолютное большинство людей поддерживают идею задать вопросы и соответственно получить на них ответы.

Вопросы собираются здесь (и еще на нескольких ресурсах), впоследствии будут собраны в один список, после чего на них будут даны ответы в формате видео.

Вопросы принимаются абсолютно любые и на любую тему, в рамках приличия человеческого общения, само собой.

Вести с полей

Предательски накрылся основной рабочий макбук про. Однако, не вовремя: отснято несколько роликов, и еще несколько должен был снимать на этой неделе. Видимо, теперь до починки аппарата не судьба. Придется сильно напрячься, но попробую свести и смонтировать их на макбук эйр.

Заодно узнаем, как работают сервивы Эппла в капстранах :)

Настройка звука в походных условиях

На момент написания этой статьи я находился в Москве: в этом городе я уже не живу, но ряд дел решается здесь, да и родственники остались в России. В таких случаях я не вожу с собой весь свой аппарат (рэковый процессор, мониторы и так далее), а ограничиваюсь минимальным набором: гитара + мини-усилитель.

По большому счету мотивом написания этой статьи являлось распространенное буквально нытье по поводу того, что мол у меня нет прогресса, я не могу нормально заниматься и плохо играю потому, что у меня плохой аппарат, плохой звук на записи и тому подобное.

Про гитары лично я неоднократно упоминал, что для занятий и даже для работы вполне подойдет инструмент за несколько сотен долларов, но вот про аппарат пока особо ничего не писал. В моем арсенале именно для самостоятельных занятий и преподавания в условиях путешествий находится маленький цифровой настольный комбик. Разумеется, его возможности в плане моделирования весьма скромны, а эффекты имеют больше декоративный характер, однако за те деньги, сколько он стоит, я считаю такую реализацию звука действительно прорывом: на нем действительно удобно заниматься. И в данной статье я бы хотел рассказать, как его можно даже записать для какого-нибудь демо, когда зафиксировать музыкальные идеи нужно здесь и сейчас, да еще и желательно облагородить их более-менее приличным звуком.

В качестве небольшого отступления я бы хотел упомянуть об одном достаточно глупом, ну или как минимум неактуальном, стереотипе. Как обычно, этот стереотип кто-то выдумал, а другие вместо того чтобы думать своей головой, просто спопугайничали и разнесли по всему свету. Речь идет о мифе, что якобы заниматься на цифровых процессорах нельзя, котому как там ничего не слышно, непонятно как в реальности извлекаешь звук, и главное — когда включишься в ламповый усилитель, то непременно сядешь в лужу и опозоришься, потому как уж он-то покажет, как ты играешь на самом деле.

Стереотип считаю глупым по ряду причин. Первая — не представляю, в каком состоянии должны быть уши, чтобы быть неспособными услышать очевидную лажу даже на каком-нибудь самом простом POD'е. Вторая — этот стереотип идет из тех времен, когда еще вчерашние советские гитаристы, не имевшие доступа к аппаратуре, внезапно получили возможность покупать процессоры типа «сто в одном». Как и подобает дорвавшимся до благ неуравновешенным гражданам, многие из советских гитаристов использовали эти процессоры ровно одним очевидным способом — как раз таки методом ста в одном. Навешивалось все, что было в приборе: компрессоры, эквалайзеры, хорусы, флэнжеры, фейзеры, дилеи, ревербы и так далее. Все это звучало на фоне процессорного перегруза с вагоном гейна. А как же, очевидно ведь, что все Ван Халены с Гилморами звучат круто потому, что у них эффекты есть и аппаратура, а мы звучали всю жизнь плохо, потому что у нас велосипеда всего этого не было. Но сейчас-то мы покажем всему миру, что не лыком шиты! В качестве результата такого подхода можно послушать разные соляги в попсовых песнях того периода, которые зачастую звучали настолько же кошмарно, насколько можно было вообще настроить процессор.

Если же проявлять некоторую сдержанность и осознавать тот факт, что звук для занятий должен обладать определенными характеристиками и не мешать слушать результат, то заниматься, по моему мнению, можно на любом более-менее приличном цифровом аппарате. И если в те времена очевидно было полно шлака и при любых настройках на самых дешевых зумах или диджитеках было действительно плохо слышно звук своих рук, то при сегодняшнем развитии технологий вполне честный звук способны выдать приборы на пару-тройку сотен долларов, что для такого занятия, как гитара, совсем недорого.

Ну да продолжим. Главная фича моего комбика состоит в том, что он позволяет писать гитару напрямую, подключив его через USB к компьютеру. То есть ему не требуется аудио-карта, какие-либо конвертеры и подобное: он по сути сам является аудио-интерфейсом, и для его записи достаточно установить нужные драйвера и потом указать его в качестве источника звука в вашей DAW. Сам комбик имеет возможность выбора из нескольких типов моделируемых усилителей (чистый, два по сути кранча, два перегруза), эффекты и прочее же я при записи не использую, отправляя в хост только сухой звук. Помимо этого, имеется возможность наруливания некоторых отсутствующих на «морде» комбика параметров, таких как presence и тип кабинета, а также нойз-гейта.

Для примера я взял две вещи, на примере которых я демонстрирую все то, ради чего собственно и писалась статья. Это композиция Стива Вая «Die To Live» и композиция Металлики «Enter Sandman». Выбор композиций был обусловлен тем простым фактом, что в первой есть кусок гитары, которая звучит без остальных инструментов, а для второй мне удалось найти мультитрек и точно также получить гитару сольно, замьютив все остальные инструменты.

Начнем с первой композиции. Задача перед нами стоит простейшая: получить звучание, более-менее близкое к звуку Стива на данной записи, хотя бы тонально. Для «клонирования» звука необходимо взять в исходной композиции какой-либо кусок с гитарой и записать его по похоже по игре к оригиналу. В идеале необходимо нарулить и максимально близкий звук, но так как наши возможности ввиду простоты аппаратуры сильно ограничены, то я просто сделал некий перегруженный звук с более-менее нейтральным тоном. Но главной составляющей все же является исполнение, где нужно достаточно точно в базе воспроизвести оригинал. Вот как это получилось у меня (сначала звучит оригинал, потом — моя записанная напрямую партия).

Первое и основное, что я делаю — это, собственно, и есть клонирование звука. Суть его заключается в том, что необходимо снять АЧХ одного звука, АЧХ второго звука, показать их обе некоему эквалайзеру, который умеет видеть между ними разницу, и эту самую разницу применить ко второму звуку, который в идеале станет похож по частотной характеристике на первый.

Таких эквалайзеров много, я пользуюсь плагином Izotope Ozone — изначально это пакет для мастеринга, и в его состав входит как раз эквалайзер, который умеет делать требуемое. Собственно, его я вешаю на оба трека и сначала снимаю АЧХ гитары Стива:

Мы получили «снимок» (Snapshot) частотной характеристики гитары Стива и я этот снимок так и назвал — Steve:

Следующее, что мы делаем — абсолютно аналогичная операция, только уже над нашей гитарой, то есть мы снимаем характеристику и сохраняем снимок, я его назвал Me:

Теперь нам нужно показать эквалайзеру, что из Me нужно сделать Steve:

Звучать это стало следующим образом:

Настало время повесить эффекты. Я добавил Stereo Delay из стандартного пакета лоджика, плюс RVerb из пакета Waves. Настраивал их сообразно тому, как звучит оригинальная партия, плюс исходя из соображений, как лично я настраиваю звук гитары в подобных случаях. Теперь все это дело звучит у нас так:

Очевидно, что стереобаза у гитары Стива намного шире, чем у нас. Вызвано это может быть тем, что при записи, к примеру, использовалось несколько усилителей и часть из них, например, разводили при помощи стерео-хоруса, или пользовались подобными техниками. Я сделал проще и воспользовался плагином Imager из того же озоновского пакета, просто чтобы расширить стереобазу. Вот как это начало звучать у меня (опять же, сначала Стив, потом я):

После этого я выполняю «финишную» доводку звука. В первую очередь, я доруливаю частотку гитары при помощи параметрического эквалайзера. Я пользуюсь плагином FabFilter Pro Q, так как мне он кажется для этих целей одним из наиболее чистых и нейтральных, плюс имеет массу настроек и удобных фич в духе возможности послушать изменяемый диапазон частот:

В итоге все оно под минус звучит следующим образом:

Теперь я доруливаю общий микс небольшой эквализацией плюс вешаю на него стандартный лимитер. В итоге имеем общую партию — я ее склеил с партией Стива, то есть сначала идет отрезок как обычно Вая, потом мой. Для удобства я залил итоговую запись на Youtube:

Что касается Металлики, то там я сделал ровно то же самое (причем даже на тех же настройках звука на самом комбике), при этом был получен вот такой результат (тут тоже сначала Металлика, потом я):

Ну что же, вполне неплохо для демо-записи, сделанной буквально на коленке. Всего этот процесс на каждую вещь занял у меня не более получаса, включая поиск минуса на эту вещь, поиск и скачивание оригинала записи, запись своей гитары и дальнейшую настройку. Понятно, что я не снимал партию в ноль, а только в очень и очень общих чертах, плюс ко всему я настраивал звук очень приблизительно. Нужно понимать, что целью данной статьи являлось не показать, как на звуке за 300 долларов скопировать звук студии Стива Вая (что очевидно нереально), но показать, что на любом оборудовании при желании можно добиться более-менее приемлемого звучания.

Эксклюзивно для подписчиков моей группы будут доступны пресеты этого звука, дабы каждый мог получить нечто похожее в своих собственных условиях, независимо от DAW и даже плагинов (тот же дилей можно использовать почти любой, который даст возможность аналогичных настроек). Оставайтесь на связи, будем рулить дальше!